СКАЖИ-КА, ВАСЯ…

01.10.2009 16:12

Экспериментальный диспут с известным телекомментатором Василием Уткиным в благородно-безумной попытке связать несвязуемое - спорт и литературу. Desporter предлагает телевизионному гуру, а также филологу, книгочею и знатоку из "Что? Где? Когда?" общеизвестные цитаты, а эрудит и говорун Уткин пытается найти в них скрытый спортивный смысл.

- Василий, можете назвать своих самых любимых авторов, которых вы регулярно цитируете в спортивных репортажах?
- Любимых авторов могу, тем более что их у меня превеликое множество, а вот с цитированием сложнее. Как в репортаже можно цитировать, скажем, Достоевского? Или Набокова? Вряд ли это возможно. Во всяком случае, я себе это слабо представляю. Кроме того, я очень люблю стихи. Так что мне стихами, что ли, говорить?

- Интересно, а какие стихи вам нравятся?
- Разные. Например, очень люблю поэта Николая Олейникова… Прочитать? М-м-м…Пожалуйста. Кстати, очень в тему. Называется "Затруднение ученого". "Наливши квасу в нашатырь толченый,
С полученной молекулой не может справиться ученый.
Молекула с пятью подобными соединяется,
Стреляет вверх, обратно падает и моментально уплотняется".

- Теперь совершенно ясно, что мы обратились по адресу. Мы хотели вам предложить несколько общеизвестных литературных фраз и спросить, какие они вызывают у вас спортивные ассоциации.
- Давайте попробуем.

- Отлично, тогда, так сказать, с истоков. "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" (Евангелие от Иоанна).
- Знаете, я не религиозный человек, но при этих словах на ум все равно приходит что-то невообразимое и недоступное пониманию, вроде сотворения мира. Священное Писание и спорт. Хм… Спорт и Священное Писание. Ну, извольте. В начале было слово - это некий великий тренер. Такой вот "Аз есмь…" В соответствующей позе с высоко поднятой рукой дающий установку на игру. Примерно так.

- "Быть или не быть, вот в чем вопрос" (Шекспир, "Гамлет").
- Однажды замечательный спортивный журналист и телекомментатор Георгий Георгиевич Саркисьянц сказал по поводу этой фразы, что ее уже столько мусолили, что все давным-давно забыли ее первоначальный смысл. Может, имелось в виду - отдавать пас или паса не отдавать? Бить по воротам или не бить? Что-то в этом роде. Наверное, игроки постоянно задают себе этот вопрос.

- "Поневоле прослывешь злым, когда все замечаешь" (Бомарше, "Безумный день, или Женитьба Фигаро").
- Вот это хорошая фраза. Наша, комментаторская. Да, это точно про комментатора.

- "А судьи кто?.." (Грибоедов, "Горе от ума"). Или весь отрывок:
"А судьи кто? - За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет".

- Ой, только давайте не будем обсуждать футбольных арбитров, так уже это надоело. И вообще "А судьи кто?" настолько общая фраза, что…Словом, вы что, газет не читаете?! Давайте дальше.

- "Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог…" (Пушкин, "Евгений Онегин"). Или "Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром, французу отдана?.." (Лермонтов, "Бородино").
- Да, конечно, вы меня заставляете вспомнить Розанова. (Юрий Розанов, известный телекомментатор, "профессор" футбола, интернет-конференция которого имеет название "Скажи-ка, дядя" - ред.) Дальше.

- "Я люблю пачкать грязными башмаками ковры у богатых людей - не из мелкого самолюбия, а чтобы дать почувствовать когтистую лапу Неотвратимости" (Бальзак, "Гобсек").
- Это откуда? Бальзак? Ну понятно. Я не любитель Бальзака. Признаться, ничего не читал его, кроме, наверное, "Гобсека". В этом случае можно сказать, что матч не состоялся. А это как раз из "Гобсека"? Не помню, не читал, наверное, со школы.

- "Тварь ли я дрожащая или право имею?.." (Достоевский, "Преступление и наказание"). Кстати, ваш любимый автор.
- Сложно представить себе, как можно Достоевского ассоциировать со спортом и тем более с репортажем. Федор Михайлович и спорт несовместимы.

- Тогда кое-что повеселей… "Лед тронулся, господа присяжные заседатели! Лед тронулся!" (Ильф и Петров, "Двенадцать стульев").
- Да, это просто. Когда на хоккейном матче неожиданно тронулся лед, обнажив к вящей радости хоккеистов открытую воду бассейна.

- "Плохо не то, что человек смертен, плохо то, что он внезапно смертен" (Булгаков, "Мастер и Маргарита").
- Сразу вспоминается правило "золотого гола", которое, к счастью, давно отменили. Опять же, очень общая фраза, которая в известном смысле может быть применима в самых разных смыслах.

- "Одеяло убежало, улетела простыня и подушка, как лягушка, ускакала от меня" (Чуковский, "Мойдодыр").
- Ускакавшая лягушка живо напоминает мне мяч, улизнувший от вратаря в какой-нибудь простейшей ситуации. Такая себе вратарская "плюха". Ну, убежавшие одеяло, простыня, подушка и прочие постельные принадлежности - это рассыпавшаяся защита. Вполне уместное сравнение.

- "Убили, значит, Фердинанда-то нашего…" (Гашек, "Похождения бравого солдата Швейка").
- А, Швейк! Обожаю Швейка. Мне особенно нравится эпизод, когда на судебно-медицинской комиссии врачи спрашивают его: "Радий тяжелее олова?" На что Швейк невозмутимо отвечает: "Я его, извиняюсь, не вешал". Это замечательный ответ, который при случае я могу использовать в своей работе.

- В заключение, если позволите, все-таки нечто величественное. "Я, как ключи к замку, вас подбирал, но у природы крепкие затворы" (Гете, "Фауст").
- Нет, уж лучше про радий и олово. Там Швейк замечательно отвечал на вопросы. Вот это и будет достойным финалом.


По совету Уткина мы приводим соответствующий отрывок из "Похождений бравого солдата Швейка" и ждем, когда Василий употребит его в своем творчестве.

"…Дело было совершенно ясно. Благодаря сделанному Швейком, по собственному почину, заявлению целый ряд вопросов отпал, и осталось только несколько важнейших. Ответы на них должны были подтвердить первоначальное мнение о Швейке, составленное на основе системы доктора психиатрии Кадлерсона, доктора Гевероха и англичанина Вейкинга.
- Радий тяжелее олова?
- Я его, извиняюсь, не вешал,- со своей милой улыбкой ответил Швейк. - Вы верите в конец света?
- Прежде я должен увидеть этот конец. Но, во всяком случае, завтра его еще не будет, - небрежно бросил Швейк.
- А вы могли бы вычислить диаметр земного шара?
- Извиняюсь, не смог бы, - сказал Швейк. - Однако мне тоже хочется, господа, задать вам одну загадку, - продолжал он. - Стоит четырехэтажный дом, в каждом этаже по восьми окон, на крыше - два слуховых окна и две трубы, в каждом этаже по два квартиранта. А теперь скажите, господа, в каком году умерла у швейцара бабушка?
Судебные врачи многозначительно переглянулись...
"

Уткиниада
В противовес предложенным Уткину классическим цитатам Desporter предлагает цитаты самого Василия из его блога "Записки амбидекстра". 

"...Мы похожи на речки; в чем их отличие - ну вода, и вода течет? А вот они петляют, изредка водопадают, кое-где застаиваются, в конце концов, впадают".

"Юристы судятся, потому что они - юристы; водку пьют, потому что она жидкая; фанаты кричат, потому что они - фанаты. А проблема-то одна".

"У признания свои пути. Есть баловни, к которым оно приходит, стоит только сделать первый шаг. Есть люди, которые добиваются его всю жизнь, но так и уходят неутоленными".

"…Вдруг тебе на работу, на твое привычное офисно-планктонное место, курьер приносит мобильный телефон, тот немедленно звонит, и оказывается, что это Морфиус, а весь мир устроен иначе".

"Ты просто приходишь домой, когда приходишь, один или не один, и дом всегда готов тебя встретить настоявшимся супчиком, или каким-нибудь пропитавшимся овощным рагу, или холодной, моментально разогревающейся (но и то ведь вовсе не необходимо) курочкой со всякими забавными нюансами..."

"…До этого я вздремнул под "Побег из Шоушенка" - в компании нашлись трое, кто не смотрел этот фильм, а я его, любимый, во сне прокручивал наизусть и в тон храпел..."

"Под режимом я понимаю исключительно соотношение сна и бодрствования, этого достаточно".

"Принадлежность к элите неизбежно всех развращает, это всегда происходит - вопрос только в скорости процесса и в управляемости. Что-то лень становится..."

"Было время - килограммов сорок пять тому назад - мы регулярно играли с товарищами в футбол".

"…Издали доносится скулеж чьей-то вхолостую хныкающей сигнализации. Было бы вблизи - сошло бы за рев. А так - мяукает и мяукает.
Поеду-ка я в баню, попарюсь. Денька на два, за город".

"Когда я умру, от меня останется одно ценное соображение. Не более".

Текст: Михаил ИОРДАНСКИЙ

Теги: Василий Уткин, Журнал Desporter №6, Журналисты
Загрузка...