ЛЕОНИД ЖАБОТИНСКИЙ: "ОКАЗЫВАЕТСЯ, ШВАРЦЕНЕГГЕР ВЗЯЛ У МЕНЯ АВТОГРАФ"

15.01.2016 12:24

Леонид Жаботинский

ВЧЕРА

Отец мне говорил: «Чем болтаться без дела по двору, ходил бы ты лучше на стадион, занимался бы спортом».

Свой первый значок мастера спорта я получил как толкатель ядра. Отец тогда на радостях купил мне велосипед.

После восьмого класса я пошел работать учеником токаря на Харьковский тракторный завод, где работали мои родители. Мастер, у которого я учился, был общественным тренером по боксу. Он меня увлек этим делом. А потом записался и в третью секцию - тяжелой атлетики.

Залог моих побед был в том, что во время подготовки к крупным турнирам я никогда не перегружал себя. Ведь когда ты находишься в хорошей форме, важны не перетренированность, а допустимая разумность и чувство металла.

Как-то в Канаду поехала делегация украинских ученых. А поскольку международная обстановка в то время была очень непростая, то меня решили включить в состав делегации в качестве «тяжелой артиллерии». Ученые сразу успокоились, дескать, с таким богатырем нам никто не страшен, а академик Борис Патон говорит: «Леня, я от тебя там ни на шаг не буду отходить».

Оказывается, еще в 1965 году, когда я приезжал в Вену на празднование юбилея газеты "Фольксштимме", Арнольд Шварценеггер взял у меня автограф. Тогда ему было 17 лет…

После Олимпиады-68 у меня стало покалывать в боку. Дело дошло до того, что на чемпионате мира в Варшаве в 1969-м во время рывка почувствовал сильнейшую боль в спине, которая вынудила меня отказаться от дальнейшей борьбы. По моему вопросу в Москве созвали консилиум у министра здравоохранения Чазова. Пришли к выводу, что ущемлен третий позвонок. Лечили, лечили - все без толку. Потом в Киеве обследовали в Институт нейрохирургии и сделали заключение, что ущемлен четвертый позвонок. А под Новый 1970 год мне стало так плохо, что пришлось вызвать "скорую". И рядовой врач поставил мне верный диагноз: камень в мочеточнике.

Операцию мне делал известный киевский хирург Борис Гехтман. Он не разрезал мышцу, а разрывал ее, потому что именно так она заживает быстрее. И это он убедил меня, что я еще смогу вернуться в большой спорт. И я сделал это в 1973 году.

Если ты уже на пике, зачем изнурять себя?

Я был первым штангистом, кому удалось стать двукратным олимпийским чемпионом в супертяжелом весе. Потом это достижение повторили еще трое атлетов. А вот трехкратным чемпионом так до сих пор никому стать и не довелось. Если бы не та операция на почке, думаю, у меня бы это получилось - мои шансы на победу в Мюнхене в 1972 году были очень высокими.

Мне принадлежит мировой рекорд в жиме - виде тяжелоатлетической программы, который был исключен из соревнований в 1972 году. На тот момент высшее мировое достижение (202,5 кг) принадлежало мне, следовательно, я остался вечным рекордсменом в этом виде.

Все пишут о том, что я был самым сильным человеком планеты 1960-х. И почти не никто не вспоминает, что после возвращения на помост в середине 1970-х, я вновь вернул себе это звание. И ушел из спорта в 1976 году непобежденным.

СЕГОДНЯ

Анатолий Писаренко, президент Федерации тяжелой атлетики Украины, предложил мне войти в Исполком федерации, а после его ухода (контракт Писаренко истек в декабре - прим. ред.) стать ее почетным президентом. К сожалению, пока я не могу принять это предложение. Во-первых, я уже являюсь вице-президентом федерации тяжелой атлетики России. А во-вторых, не могу бросить основную работу в Москве, в своем институте.

Непонятно откуда в прессе появилась информация, что я - Герой России. Действительно, в 2006 году я получил в Москве Золотую звезду. Но это - совершенно другой орден, который называется «Честь, слава и гордость России». Он выполнен в виде золотой звезды, усыпанной бриллиантами. Награда очень высоко ценится: и в прямом, и в переносном смысле.

Я ведь все еще в соревнованиях участвую, правда, не как тяжелоатлет. Вхожу в сборную по автоспорту ГИБДД Московской области. С 2000 года принимаю в ее составе участие в чемпионатах Европы по авторалли среди полицейских. В 2004 году в Сочи даже выиграл один из этапов чемпионата.

Сейчас я генерал-лейтенант.

ЗАВТРА

Собираюсь ли на старости лет окончательно вернуться на родину? О чем вы говорите? Какая старость? Я себя старым не чувствую.

Постоянное общение с молодежью в институте, регулярные встречи с армейскими спортсменами, с курсантами военных училищ позволяет мне держать себя в форме. Так что на покой пока не собираюсь.

За один раз поднять три центнера человек не в состоянии. Пока...

Посвящается памяти великого Леонида Жаботинского, ушедшего из жизни 14 января 2016 года.

Подготовил Эдуард Кинзерский

Теги: Леонид Жаботинский, Тяжелая атлетика, Журнал Desporter №3
Загрузка...