ДЭВИД И VICTORY

10.07.2010 19:24

Десятка - магическое число, показатель зрелости, черта, перейдя которую, начинаешь ощущать себя настоящим. Десять чемпионских титулов в футболе - достижение, после которого великие клубы получают право добавлять в свои логотипы звездочку. Постоянный автор Desporter, международный журналист Боян Трандафилов вспоминает, как он присутствовал при рождении такой звезды.

Мидлсбро - город, расчерченный по линейке. Гиды, которых тут не так-то просто найти, расскажут вам, что, в отличие от других английских городов, Мидлсбро рос не вокруг рыночной площади, а создавался по плану. Заблудиться в Мидлсбро нереально. Впрочем, если посидеть в клубе The Empire чуть больше, чем следует - возможно все.

Встреча в клубе The Empire

Тогда, в мае 1996-го, я еще только начинал сознательную жизнь в London Post, и не мог рассчитывать на что-то большее, чем репортаж о кошке, попавшей под инвалидную коляску. Мидлсбро выпал, как шальная козырная карта. Туда я отправился с нашим спортивным гуру, с Беном Солманом. В газете он проработал что-то около тридцати лет, потерял на этой каторге печень и половину зубов, взамен приобрел "тяги" во всех клубах Премьер-лиги и породнился со всеми букмекерами, которых стоит слушать.

В Мидлсбро у нас был свой человек - Боб Клоп, фрилансер с тягой к осложнению любой ситуации. Говорили, что с ним интересно. Когда я увидел его бандитскую рожу, обрамленную встрепанными рыжими волосами, я сразу понял: с таким и, правда, не заскучаешь. Не знаю, зачем он нам был нужен - Бен Солман в состоянии разрулить любые затруднения, которые может подбросить современная цивилизация. Он хладнокровен и изобретателен, как Харви Кейтель в "Криминальном чтиве" - профессиональный решатель проблем. Я не сомневался в том, что 5 мая 1996 года мы попадем на трибуны Riverside, новенького стадиона города Мидлсбро. С Беном Солманом это было неизбежно, как рассол с похмелья.

Но зачем-то нам нужен был еще и Клоп. Он и потащил нас в клуб The Empire.

В Мидлсбро это был лучший ночной клуб. Мы поднялись на второй этаж по экстремально крутым ступенькам, придуманным специально для тренировки космонавтов. В огромном зале исполняла какая-то инди-группа, бесконечно далекая от жизненных интересов Бена Солмана. Впрочем, несмотря на свой "полтинник", он был совсем не прочь испытать новые эмоции. Мужик остается собой, пока продолжает искать. Ну а Бен - мужик из мужиков! Его нисколько не смущало, что в Empire он оказался, наверное, самым пожилым. Как всегда, он был спокоен и контролировал ситуацию.

Впрочем, вскоре ему стало интересно. Метнув взгляд в сторону одного столика, он оживился и даже схватил меня за руку.

- Посмотри, кто к нам в гости пришел! - проорал он мне в ухо, перекрывая звуки инди. И указал на двоих парней, сидящих за этим столиком. Парни совсем обычные. Один белобрысый, с правильными чертами лица - хоть сейчас на постер, но совершенно мне неизвестный. Со смущенной улыбкой он слушал второго. Этот чернявый живчик с залихватской физиономией чувствовал себя главным. И вот его я как будто где-то видел.

Поняв, что я в затруднении, Бен Солман интимно проорал:

- Райан Гиггз и Дэвид Бекхэм!

Ну и дела! Два главных сосунка Алекса Фергюсона!

Детский сад

Осенью 1995 года Ферги поразил всех. Освободив команду от Пола Инса, Андрея Канчельскиса и Марка Хьюза - людей, с которыми у фанов ассоциировалось само слово "победа", он не взял вместо них никого. То есть - вообще никого. Образовавшиеся пробоины должны были закрыть воспитанники "Манчестер Юнайтед" - группа совсем еще желторотых пацанов, на которых серьезный человек никогда не сделал бы ставку. Но Ферги - он всегда мог удивить.

Райан Гиггз, положим, уже был маленькой звездой. Но Дэвид Бекхэм? Пол Скоулз? Никки Батт? Братья Гарри и Фил Невиллы? То, что они несколько раз выходили на замену, и даже забивали голы (а Бекхэм однажды забил прямо с углового), мало о чем кому могло сказать. В серьезном деле парни не проверялись.

Начало сезона М.Ю. предсказуемо провалил. Пацаны не могли обеспечить стабильный высокий класс. А потом после дисквалификации вернулся папаша Эрик Кантона - и случилось чудо. Пацаны стали играть так, что слезы по утраченным звездам на глазах у фанов М.Ю. моментально высохли. Команда начала стремительно съедать расстояние, отделявшее ее от лидера - "Ньюкасла". Завтра, 5 мая 1996 года, "детский сад" Алекса Фергюсона должен поставить финальную точку. Должен принести "Манчестеру" десятый титул, о котором еще полгода назад никто и мечтать не смел.

"Во взрослении молодых талантов, когда оно происходит на твоих глазах, состоит главная красота футбола", - скажет Фергюсон по окончании сезона. И вот два главных таланта - перед нами.

Пари

Увидеть ключевых игроков "Манчестер Юнайтед" в шумном клубе накануне важнейшей игры их карьеры - это была сенсация. Впрочем, ребята, похоже, не собирались делать нам подарка. Не планировали бухать, дебоширить и "растопыривать пальцы". Они сидели скромно, как провинциалы, попавшие на раздачу Орденов Британской империи. Вокруг них была пустота. Никто их не узнавал. Ну, как их можно было узнать в мае 1996-го?

Перед Бекхэмом стояло что-то похожее на безалкогольный мохито. Перед Гиггзом - и вовсе, по-моему, стакан воды. Длинный, высокий стакан. Но воды. Парни пришли посмотреть на The Empire - просто потому, что быть в Мидлсбро и не заглянуть в The Empire - глупость. Ну, это я так себе представлял их мотивы.

Подойти к ним, попытаться завязать разговор? Во-первых, запредельно шумно. Во-вторых, как-то даже неловко. Слишком уж чинно вели себя парни. Слишком невинно. Так и сидели мы - дураки дураками. Бен Солман искоса хищно высматривал, не спровоцируют ли Бекхэм с Гиггзом какой-нибудь фейерверк. Но ничего не происходило. Ровным счетом ничего.

А потом две будущие звезды встали и пошли к выходу. Тут-то и произошло главное событие вечера.

- Ты только посмотри на нее! - прошептал мне на ухо Бен Солман своим оглушительным басом. - Она сейчас слопает его прямо с яйцами!

За столиком, на который указывал Бен, сидели пятеро кричаще одетых девиц. Одна из них, щуплая брюнетка с голодным лицом, буквально впилась взглядом в проходящего мимо Бекхэма. Ничуть не стесняясь окружающих, она не сводила глаз с этого стройного парня, в котором тогда еще не было и намека на какую-то святость. Но она - она явно почувствовала здесь СВОЕ.

- Ставлю сто против десяти, что она его и слопает, - уверенно заявил Бен во всеуслышание.

Клоп скептически усмехнулся.

- Бен, дорогуша, если бы ты делал ставки на всех малолеток, которые мечтают переспать с футболистами - ты бы уж точно не разбогател.

Бен снисходительно посмотрел на рыжего взъерошенного Клопа.

- На всех я и не поставлю. А вот на эту - легко! Я людей знаю, Клоп, и если что вижу - то так оно обычно и бывает, - пробасил наш гуру.
- Забиваемся? - азартно вскрикнул Клоп и шлепнул на стол десятку.

При всем своем безбрежном спокойствии, Бен Солман обожает пари и ставки. Усмехаясь, он достал из бумажника сотенную и положил ее поверх клоповской десятки. Я как независимая сторона зафиксировал пари. По-моему, оба спорщика остались одинаково довольны собой.

Виктория?

На следующий день мы с Беном Солманом были на Riversid, где "детский сад" Алекса Фергюсона разрывал "Мидлсбро", как фокстерьер - резиновую галошу. Видели "золотые" голы в исполнении Дэвида Мэя, Энди Коула и Райана Гиггза - нашего старого знакомого Гиггза.

А потом, полгода спустя, на Британию свалилась сенсация под названием Spice Girls. Я не интересовался этим безумием. Но когда девицы полезли на обложки самых респектабельных журналов - тут уж не отреагировать было невозможно.

Ну что? Конечно, я узнал ее. Одной из пятерки оказалась та самая малолетка, на которую поставил Бен Солман в клубе The Empire. Я навел справки. Ее звали Виктория Адамс, и из всей пятерки я бы выбрал ее в последнюю очередь. Но о вкусах не спорят, тем более в Англии.

Готов ли я поручиться, что в The Empire мы видели именно ее? На Библии, конечно, не присягнул бы. Но, когда я показал эту обложку Бену Солману, он при всем своем самообладании аж подпрыгнул. Впрочем, в таком вопросе как женская внешность, чем больше мужских выводов, тем вероятней ошибка.

А через год над миром грянула сенсация: Виктория Адамс начала встречаться с Дэвидом Бекхэмом! Эту новость, сметая редакционные стулья, я немедленно принес Бену Солману. Никогда еще не видел такой торжествующей физиономии! Бен немедленно набрал номер нашего друга из Мидлсбро…

Как честный человек Клоп привез в Лондон проигранную десятку собственноручно. Мы хорошо посидели в любимом редакционном пабе O'Hara на Чизуэлл-Стрит, обсуждая весь вечер одну-единственную тему: "Чего только в жизни не бывает!" Бен вспомнил свою бабушку, которая нашла в сгоревшем доме потерянное 20 лет назад золотое кольцо, а Клоп - как он однажды сел на поезд до Йорка, а оказался в Стамбуле.

С тех пор прошло 14 лет… "Манчестер Юнайтед" успел стать чемпионом Англии еще 8 раз. Дэвид и Виктория давно носят общую фамилию и пока от этого не устали. А я… Чем больше проходит времени после мая 1996 года, тем меньше я уверен, что мы видели в The Empire Викторию Адамс. Сами знаете, как в ночных клубах бывает - все мелькает, блещет и потеет. Толком ничего не разглядишь. Мало ли, кто в те годы носил такую прическу. И тройное совпадение свидетельских показаний меня не убеждает, если одному из свидетелей позарез хочется выиграть, а второй не прочь оказать эту любезность уважаемому человеку - всего-то за десять фунтов!

Теги: Дэвид Бэкхем, Виктория Бэкхем, Манчестер Юнайтед, Боян Трандафилов, Футбол, Артисты, Журнал Desporter №10, История
Загрузка...
Яндекс.Метрика